На обочине жизни

На обочине жизни
В Украине есть дети, которые не имеют права получать образование, ведь им поставлен диагноз «ненавчувани». Между тем психологи и работники сферы коррекционной медицины утверждают, что детей, совершенно неспособных к обучению, не существует.

Родители детей-инвалидов в нашей стране поставлены перед непростым выбором: отдать ребенка в интернат, оторвав ее от семьи, или оставить дома, дав ей любовь, но лишив квалифицированной помощи.

Инвалиды также имеют «выбор без выбора»: резервация дома или резервация в спецучреждении. Одинаково в Украине практически нет школ, куда может пойти учиться ребенок с особыми образовательными потребностями, такие дети и подростки почти не общаются со своими здоровыми ровесниками, а когда достигают совершеннолетия, их могут взять на работу фиктивно - для того, чтобы списывать на «работающего инвалида »лишние средства.

На обочине жизни

Во времена Советского Союза у нас «не было» не только секса. Власти скрывали информацию о том, что в этой стране жили инвалиды, ведь такие люди никак не вписывались в стандарт «идеального общества». К сожалению, до сегодня существует тенденция рассматривать инвалидность как приговор - считается, что раз так сложилась судьба, человек не может рассчитывать на полноценное развитие с чисто медицинским причинам. Отсюда якобы логичный, но нечеловеческий вывод: инвалидам не нужно создавать условия для развития, активной общественной деятельности, образования. Им надо дать пенсию (исходя из возможностей нашей страны, весьма небольшую) и медицинскую помощь (учитывая, что эта сфера довольно успешно коммерциализируется, помощь условную). А дальше дети-инвалиды - это проблема их родителей, персонала интернатов и Пенсионного фонда.

Между тем в развитых странах инвалиды имеют не только право, но и возможность учиться в школах вместе со здоровыми детьми. Такая форма образования называется инклюзивной (от англ. "Инклюд», включения). Для инвалидов приспособлен общественный транспорт, дома оборудованы так, чтобы человек на коляске мог легко заехать в аптеку, магазины или кинотеатра.

Вопреки всему, чувствует себя вполне СЧАСТЛИВЫМ

Владимир Плисюк, бывший спортсмен-гонщик, несколько лет назад попал в серьезную аварию. Чудом остался жив, но с тех пор вынужден передвигаться на инвалидной коляске. «После того, как это произошло, - рассказывает он, - я не хотел жить дальше, не видел ни одного просвета в своем будущем». Помогли друзья, которые поручили ему управлять фирмой. «Появилось ощущение того, что я нужен, начал заниматься физическими упражнениями, и сейчас чувствую себя вполне счастливым человеком», - делится впечатлениями Владимир. Сегодня он имеет молодую жену, баллотировался в народные депутаты (правда, на этот раз ему не удалось набрать необходимое количество голосов), ездит на автомобиле, в котором установил ручное управление. Господин Плисюк работает помощником народного депутата и хочет убедить Киевскую городскую администрацию сделать в столице пандусы (заезды для инвалидных колясок) хотя бы в аптеки, коммунальные и социальные службы, магазины, а также нормальные спуски-подъемы в метро, ​​потому что на тех, которые есть в нас, без помощи очень сильного помощника съехать и не сбить людей или не перевернуться самому очень трудно.

Владимир считает, что тем, кто родился инвалидом, морально немного легче, чем тем, кто, будучи трудоспособным человеком, потерял здоровье, ибо им есть с чем сравнивать.

Николай Сварник, председатель Коалиции защиты прав инвалидов и людей с интеллектуальной недостаточностью, является отцом ребенка с особыми потребностями. Он не согласен с тем, что ребенок, который родился инвалидом, легко может смириться с тем, что она не похожа на других, здоровых людей. Хотя убежден, что такой ребенок может и должна быть счастливой. Помочь в этом ей должна общество, которому пора стать более открытым для инвалидов.

Ребенок-инвалид ЛЕГЧЕ ОТДАТЬ В ИНТЕРНАТА

Как рассказала Раиса Кравченко, исполнительный директор Коалиции защиты прав инвалидов и людей с интеллектуальной недостаточностью, если в семье рождается ребенок-инвалид, родители фактически становятся перед выбором - либо отдать его в интернат, где, по идее, должны обеспечить квалифицированную медицинскую помощь, или оставить дома и самим заботиться о ней. Этот ребенок будет значительно лучше ухожена, ей будут больше уделять внимания. Одновременно она будет практически полностью лишена квалифицированной медицинской помощи, ведь в Украине учебно-лечебные учреждения, к которым можно обратиться в частном порядке, есть только в крупнейших городах - Киеве, Одессе, Львове, Донецке и т.д..

По статистике, которую приводит в своем исследовании Фонд «Возрождение», более половины детей-инвалидов обучаются в специальных учебных заведениях интернатного типа. За рубежом в таких школах находится 3-4 процента детей с тяжелыми нарушениями. Остальные учатся в обычных школах, живут в семьях со своими родителями.

У нас ребенок-инвалид получает 251 грн. пенсии. На ребенка, у которого выявлена ​​ВИЧ-инфекцию, государство выделяет аж ... 34 грн. в месяц. Если же мать, которая ухаживает за ребенком, вынуждена оставаться дома (а зачастую так оно и бывает), тогда на ребенка и неработающую мать выделяют 456 грн. 30 коп. При этом, согласно статистике, отцы зачастую оставляют семью, если у них родилась больной ребенок. И тогда мать и ребенок-инвалид действительно оказываются на грани выживания.

По мнению Раисы Кравченко, чтобы этого не произошло, государство должно изменить порядок финансирования детей-инвалидов по принципу «деньги ходят за ребенком». Основными распорядителями детских пенсий должны быть родители таких детей. И эти родители должны иметь выбор - учить ребенка в специализированной школе или в обычной.

Пока же родителей подталкивают к тому, чтобы перекладывать обязанность по уходу за больными детьми на государственные плечи. Еще одним доказательством этого является факт, что местная власть выделяет деньги на детей-инвалидов, учитывая только количество таких детей в спецучреждениях.

ПРИНЦЕССА НА Коляски

Как чувствуют себя дети с особыми образовательными потребностями в обычной школе? Как рассказал Николай Сварник, чем раньше такой ребенок приходит в школьный класс, тем легче ему адаптироваться. В 1-3 классах адаптация проходит достаточно легко - дети в этот период очень любознательны и демократичны, у них еще нет устойчивых предубеждений относительно того, кто как выглядит, что умеет делать и чего не умеет. «У одних есть очки, другие имеют веснушки, у кого - смешные хвостики, - говорит Северянка, - то есть какого-то определенного стандарта нет, и негативно относиться к своему коллеге-инвалида дети не будут». Только надо, чтобы таким же толерантным и добрым было и отношение учителей, ведь дети в этот период особым образом копируют взрослых. «Я знаю девочку, Машу, она закончила первый класс. Ребенок очень тяжелый, если упадет с коляски, то самостоятельно не сможет подняться, - рассказывает Николай, - но в коллективе детей она чувствует себя этакой маленькой принцессой. Я видел, как она подгоняла свою подружку, чтобы та быстрее выложила ей из портфеля нужные книжки, потому что вот-вот должен был начаться урок. Дети интересуются ее жизнью, их интригует то, что она может ездить на коляске ».

По словам г Сварника, влиться в новый коллектив 8-12-летним детям-инвалидам уже труднее. А подросткам-инвалидам подружиться с не такими, как они, очень сложно. Здоровая молодежь зачастую игнорирует и избегает таких детей, а последние уходят в себя, теряют доверие к людям, веру в собственные силы.

Специалисты утверждают, что если ребенок с особыми потребностями учится в коллективе обычных здоровых детей, это положительно влияет как на детей-инвалидов (их развитие ускоряется, в будущем им легче стать полноценными членами общества), так и на других детей (они становятся более терпимыми, толерантными).

Заберите ее из класса!

В одной из школ Киева родители взбунтовались против того, чтобы в классе с их детьми училась ВИЧ-инфицированная девочка. «Они в ультимативной форме сказали директору, чтобы либо не принимал этого ребенка в первый класс, или они будут искать другую школу для своих детей, - рассказывает Татьяна Бордунис, руководитель юридического отдела« Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ / СПИД ». - К сожалению, наши аргументы, что обнаружена инфекция не является уже столь опасной, как невыявленная, а также аргументы директора, что он не имеет права отказать ребенку принять ее в первый класс по медицинским диагнозом, их не убедили. Нам пришлось найти другую школу для этой девочки ».

Опрос, проведенный Фонд «Возрождение», также подтверждает то, что наибольшими противниками интегрированного (совместного) обучения детей-инвалидов выступают не дети, а взрослые, а также учителя общеобразовательных и специализированных учебных заведений.

Родители детей с особыми образовательными потребностями боятся того, что из их детей будут смеяться. Родителей «обычных» детей беспокоит то, что если в классе появится ребенок-инвалид, учитель будет вынужден слишком много времени уделять ей i не сможет давать знания соответствующего уровня для класса.

Обеспокоены новыми обязанностями, которые будут на них возложены, и учителя общеобразовательных школ. Они с возмущением говорят, что и так получают достаточно невысокую заработную плату при большой нагрузке. Кроме того, учителя не имеют достаточно знаний о природе заболеваний своих потенциальных учеников, не знают, чем смогут им помочь, если случится нечто непредвиденное, скажем, эпилептический приступ у одного из учеников. Они не представляют, как учить детей с особыми образовательными потребностями, поэтому предпочитают, чтобы больше детей с учились в интернатах и ​​общались с «обычными» детьми во внеурочное время. Учителя и персонал интернатов также не хотят изменений в этой системе - они боятся потерять работу, не хотят конкуренции.

Не заинтересованы в переоборудовании учебных заведений для нужд детей-инвалидов и директора школ и дошкольных учебных заведений. В Европе на учебное заведение, если в нем учится хотя бы один ребенок, который нуждается в помощи, государство выделяет дополнительные средства. Директор гуманитарной гимназии «Гармония» Елена Чинок получила дополнительные средства на обучение талантливой девочки-инвалида от ... гуманитарного фонда США. Делегация из Америки высоко оценила гуманитарный лицей (за рубежом школы, где учатся инвалиды, считаются престижными) и выделила деньги на оборудование этого учебного заведения.

ЕСЛИ РЕБЕНОК НЕ «ТЯНЕТ» школьную программу, ТО ...

Как рассказала директор всеукраинского фонда «Шаг за шагом» Наталия Софии, если детей-инвалидов будут готовы принять наши общеобразовательные школы, то придется разрабатывать новые методики преподавания, делать школьную программу более демократичной, адаптированной к индивидуальным возможностям ребенка. То есть для кого «отлично» - это когда он во втором классе знает всю таблицу умножения, а для другой - когда он в таком возрасте может посчитать до 20; кто может иметь каллиграфический почерк, а другой - проблемы с опорно-двигательной системой. Пока в Украине учебные программы направлены на достижение конкретного результата - ребенка переводят в следующий класс, только если она освоит программу предыдущего. Если ученик не справляется с программой, его оставляют еще на год в этом же классе. По словам Натальи Софии, законодательство не указывает, сколько лет подряд ребенок может оставаться в одном и том же классе, но на практике получается, что если ученик не справляется с программой, посещая класс повторно, родителям предлагают либо отдать ребенка в специализированную школу, или перейти на индивидуальный график обучения. Не «тянуть» программу могут дети с ограниченными физическими или умственными возможностями или из неблагополучных семей, дети беженцев.

ИНТЕРНАТ: ОБЫЧНЫЕ Ужасы

Такие дети попадают в интернаты. И что их там ждет? Группа активистов МГО «Молодежная альтернатива» из Чернигова провела мониторинг учреждений интернатного типа в пяти регионах. Как рассказала Влада Бут, сотрудник «Альтернативы», их не всегда встречали радушно. А в Симферополе просто не пустили в интернат, мотивируя это тем, что присутствие чужих людей помешает учебе и отдыхе детей. «Меня поразила разница в ответах детей, находящихся в интернате, и выпускников таких учебных заведений», - рассказала госпожа Бут. По словам Влады, дети решаются говорить о проблемах, связанных с интернатом, только после того, как оказываются за его пределами. Тогда и выясняется, что за детьми присматривает зачастую бабушки, а не квалифицированный персонал, что на детей кричат, даже избивают их, садятся им на голову для того, чтобы те заснули. Помощь психолога, которая им крайне необходима, дети получают очень редко. Зато часто бывают истерики у склонных к протесту, тех, кто не нравится воспитателям, отправляют ... к психиатру. Так что значительная часть интернатовцев являются постоянными клиентами психбольниц. Бывает, что младших интернатовцев насилуют старшие.

Однако Влада Бут не обвиняет во всех этих ужасах только персонал интернатов и спецшкол. «В интернаты часто попадают действительно трудные дети, а зарплата и условия, в которых работают воспитатели, мягко говоря, неадекватные», - говорит она. Сотрудники «Альтернативы» опрашивали прежде всего детей из неблагополучных семей и тех, кто имеет проблемы с законом (их также относят к группе детей с особыми образовательными потребностями), а не детей-инвалидов. По словам госпожи Влади, эти хоть немного шли на контакт, а дети из интернатов или значительно отстают в развитии, либо боятся новых лиц, так что опросить их было очень сложно. В целом дети в интернатах намного замкнениши, чем дети, живущие в благополучных семьях с родителями. Способствует замкнутости и видлюдькуватости интернатных детей и то, что их учебные заведения зачастую расположены далеко от населенных пунктов.

ШКОЛЫ ИНДОВАЗИЙНОИ СИСТЕМЫ

В Киеве есть несколько школ - детских садов, в которых учатся дети-инвалиды. Одна из них - ШДС «Росток», которая действует с 2001 года. Как рассказала директор этой школы Валентина Стрижеус, к ним приходят дети, больные церебральным параличом, с задержкой умственного развития, аутизмом, нарушениями зрения и слуха. Дети ходят неполный день - кто на часок, кто на юга. «Здоровые дети очень хорошо их воспринимают, дружат с ними, занимаются, - рассказала Валентина. - У нас есть Саша, который практически не разговаривал, когда пришел к нам, а теперь общается с нами, повествует о себе, очень нуждается в любви. Янчик с церебральным параличом имеет прекрасные художественные способности, очень талантливый ребенок. С такими детьми очень интересно, но и сложно ». По словам Валентины Стрижеус, когда их учебное заведение только начинал воплощать инклюзии, в Киеве насчитывалось четыре таких же ШДС открытого типа. Сейчас их осталось только два. Причину такого сокращения директор «Ростки» видит в том, что ни государство, ни местные власти не поддерживают эти учебные заведения. Дополнительные средства не получают и воспитатели, занимающиеся с больными детьми. Они могут лишь оформить часа, во время которых проводят реабилитационные обучения, как «индивидуальные занятия». «Не все школы принимают таких детей, - говорит госпожа Стрижеус, - наших выпускников (а мы работаем только до четвертого класса) берут в киевскую школу № 262, но только тех, кто сможет учиться по школьной программе».

Как показал международный опыт, школы, приспособленные не только для «обычных» детей, но и для инвалидов, имеют различия. Целесообразно, чтобы в классе было не более трех учащихся с особыми образовательными потребностями при общем количестве 20-25 человек. Учителю должны выделить помощника, который бы мог в любой момент помочь детям-инвалидам. Такие дети, как и в ШДС «Росток», могут ходить на все уроки. Так, например, вместо уроков физкультуры или математики они могут посещать логопедические занятия, бассейн, ходить на лечебную гимнастику. Кроме того, в школу периодически должны приходить специалисты, возможно, из реабилитационных центров, которые бы наблюдали за состоянием здоровья детей с особыми образовательными потребностями.

Школа должна быть соответственно оборудована - пандусы, отдельные кабинки в туалете с приспособлениями, которые помогают ребенку самостоятельно встать с коляски, лифты.

Дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата вполне могут научиться компьютерной грамотности. Уже есть центры, которые предоставляют услуги по дистанционному образованию для инвалидов. И даже способствуют трудоустройству своих выпускников.

Идею учить детей-инвалидов в обычных школах только начинают обсуждать в нашем обществе. Существует много препятствий внедрению инклюзивного образования. Согласно статистике, к сожалению, количество инвалидов с детства в мире имеет тенденцию увеличиваться. Люди часто делают шаг навстречу другим, только если их самих постигнет беда. Это подтверждает и то, что проблемами детей-инвалидов озабочены в первую очередь те, кого коснулось это лично. Мы стремимся построить демократическое общество, а это предполагает не только равные возможности для всех, но и понимание, толерантность, желание сделать для другого. Поэтому инклюзивное образование - это благородное дело, за которой будущее.
Новости партнеров:

Если Вам понравилась новость поделитесь с друзьями :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.